Тверской Спасо-Преображенский кафедральный собор

Завершились археологические раскопки на месте тверского Спасо-Преображенского собора

раскопкиНа этом раскопе два года трудились археологи, историки, антропологи и другие специалисты: в самом центре Твери, у Путевого дворца, на месте, где несколько десятилетий стоял памятник Калинину, а до этого — Спасо-Преображенский собор. Первый на Руси белокаменный храм, построенный после татаро-монгольского нашествия, — памятник с непростой судьбой. В XVII веке его разобрали и построили новый. В 1935 году второй собор был взорван. Два года назад было принято решение всем миром восстановить уникальный памятник архитектуры — и специалисты принялись за работу.

Каким он был — храм, построенный во времена Михаила Тверского? Как раскопки в Твери помогли пролить свет на самую «темную» страницу русской истории — послемонгольский период? Об этом корреспонденту «Русской планеты» рассказали научный руководитель раскопок, ведущий научный сотрудник Института археологии РАН Леонид Беляев и руководитель экспедиции Александр Хохлов.раскопки

Леонид Беляев, научный руководитель раскопок:

– Сначала я должен сделать комплимент тверским археологам. За долгие годы работы я еще не видел памятника в таком чудовищном состоянии: вот уж воистину собор-мученик! В 2012 году специалистам досталась перемешанная с камнями и кирпичами масса песка: все это производило впечатление полной утраты. А ведь историки и археологи десятилетиями мечтали об этом памятнике: мы слишком мало знаем о русской культуре в послемонгольский период, а тверской Спасо-Преображенский собор был первым храмом, построенным на Руси после татаро-монгольского нашествия. Работы в Твери могли дать ответ на главный вопрос: о состоянии русской культуры после окончания трагического периода нашей истории. Из-за этого даже было решено отложить на год выход очередного тома «Истории русской культуры» — специалисты хотели дождаться результатов тверской археологической экспедиции.
Надежд на ответы было мало. Но благодаря хладнокровию, терпению и профессионализму тверских археологов мы постепенно стали их находить. Сначала нам казалось, что Спасо-Преображенский собор был маленьким, но потом мы пришли к выводу, что он был среднего размера. Сейчас мы готовы признать, что он действительно был белокаменным — и был украшен искусной резьбой. Археологи сделали на раскопе тысячи находок: например, обнаружены останки одного из тверских епископов — предстоят антропологические исследования и идентификация. Но настоящим подарком и наградой для нас стал небольшой кусочек фрески с ликом: я не люблю таких слов, как «сенсация», «уникальный»… Но это единственная в России фреска, дошедшая до нас из послемонгольского периода.

раскопкиЧто мы можем сказать, глядя на нее? Что собор строили и украшали первоклассные мастера, не уступающие мастерам Европы и Византии. Если бы мне показали эту фреску, не сообщая об источнике ее происхождения, я мог бы поверить, что она — из эпохи раннего христианства.

Как после разорительного нашествия, после длительного перерыва в строительстве белокаменных храмов, в Твери смогли построить такой собор? Значит, культурная, духовная традиция на Руси не прерывалась даже в самый трагический период, и не было никакого «абсолютного нуля», с которого пришлось вести отсчет после окончания нашествия. Так, благодаря тверским раскопкам, нам удалось заполнить ключевую лакуну в истории русского искусства и узнать нечто новое о нашей национальной истории и духовной жизни.раскопки

Александр Хохлов, руководитель экспедиции:

– На этом раскопе — вся история нашего города, от XII до XXI века. Начну с того, что нам удалось найти огромное число захоронений: от древних до поздних. Когда-то, во времена первого собора, вокруг находилось кладбище, затем здесь начали хоронить только статусных горожан, есть здесь и захоронения Смутного времени…

Кресты, украшения, предметы обихода, фрагменты фресок, остаток колонны и тысячи других находок — все это позволяет посмотреть на послемонгольский период русской истории совсем другими глазами. В беллетристике принято рассказывать о том времени исключительно в мрачном ключе: забитые, голодные, несчастные люди боролись за выживание, об искусстве на долгие годы было забыто, духовная жизнь остановилась.

раскопкиНо вот древний крест-мощевик: его носил мужчина. Это дорогая, искусно сделанная вещь. А вот тот самый фрагмент фрески. Я помню, как мне по телефону сообщили о находке. Я задал единственный вопрос: «Лик есть?». И услышав «да», понесся на место…
Долгие годы историки не знали, как возрождалась культура на Руси после татаро-монгольского нашествия. Были гипотезы, реконструкции, высказывались предположения: начали с примитива, с простейшего. А мы, глядя на тверскую фреску, видим энергичные линии, уверенную кисть, переход цветов и совершенную красоту.

Значит, свеча высокого искусства сохранялась на Руси даже в страшный период нашествия. Значит, у нас продолжали жить и работать мастера, значит, люди видели красоту и не забывали о Боге. Тверские раскопки рассказали очень многое и о нашей культуре, и о русском человеке, который не падает духом в самые страшные, тяжелые времена. Все это еще предстоит осмыслить ученым, специалистам, но поверьте: того, что мы нашли здесь, в Твери, хватит на сотни научных публикаций и на десятилетия кропотливой, исследовательской работы. 

2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг 2013-2014 гг



Юлия Овсянникова, "Русская планета"